Удивительный рассказ про ангела-хранителя семьи, которому совсем недавно было грустно и одиноко

Никитка лежал весь мокрый; к тому же, он был голодным и постоянно плакал. А ведь еще совсем недавно ему было очень хорошо. Но он родился, оставшись совсем один. Иногда он чувствовал чужие руки, которые меняли пеленки и клали в рот соску с непонятной смесью. Перетерпев голод, Никитка засыпал и просыпался от того, что снова было сыро и холодно. Прожив в этом мире несколько дней, он уже понимал, что что-то идет не так, он не должен быть один.

Впоследствии малыш понял, что плакать бесполезно и просто тихонько кряхтел в ожидании все тех же чужих рук. — Катька, Привет! А где ребенок? — навстречу Кате вышла ее соседка, тетя Нюра. — Тебе какое дело! Нигде… В роддоме я его бросила! Не нужен он мне! — закричала Катька. — Отвали, тетя Нюр! — Да ты что, рехнулась баба! — возмутилась тетя! — На чужих людей оставила.

Катька хотела отправить соседку куда подальше, но передумала: тетя Нюра ни раз выручала, кормила и ночевать пускала, когда мать уходила в запой и приводила ухажеров.. Только тетя Нюра не осуждала Катю за то, что та забеременела в столь юном возрасте, эта она отговорила девушку идти на аборт. А Катька еще тогда решила, что родит и оставит в роддоме.

— А ну, сюда иди! — тетя Нюра схватила Катьку за руку. — Я пирогов напекла, молочка у Петровны специально для тебя купила. А ты… Так значит! — Теть Нюр, да зачем он мне? Денег нет, я еще учусь, на что растить его? — оправдывалась Катька. — А он тут при чем?! Ему сейчас гораздо хуже, чем тебе! У них там все по расписанию, лежит в мокрых пеленках, голодный, хоть закричись! Никто не подойдет.

— Теть Нюр! Ну что тебе от меня надо?! — Ты сама все детство промучалась, ни заботы ни ласки не видела и своему ребенку такого желаешь? — У меня ты есть, тетя Нюр, — улыбнулась сквозь слезы Катя. — Вот-вот! А у него никого! Катька заревела. — Значит так: иди и привози его домой! Кто родился? -Мальчик… — Иди за ним! Возьму к себе жить, у меня и вещи от сына остались, есть во что родить.

Никитка снова проснулся от голода. В палате тихо. Очень хотелось плакать, но не было смысла… Но тут послышался какой-то шум. Кто-то подошел к кроватке и взял Никитку на руки. — Сынок мой, — услышал Никитка незнакомый, но очень родной голос. Вскоре Никитка был в какой-то вещице, называется памперс, новых теплых штанах, рубашке и шапочке. Его завернули в теплое одеяло взяли на руки, такие теплые, что их тепло ощущалось даже через одежду.

Катерина поправила цветы и взглянула на фото улыбающейся бабушки. — Прости меня, тетя Нюр, — сказала женщина, — сама знаешь-появление внука занимает много времени. У Аньки, дочери, были сложные роды. Но, слава богу, все закончилось хорошо! Уже приехали домой. Муж у нее очень заботливый! А ведь хотел на аборт отправить, мол рано еще, давай для себя поживем. Я отговорила, теть Нюр, ну а как еще? Кровиночка…

Тут к могиле подошли еще двое: Никита с женой Дарьей. — Ну как тут наша бабушка Нюра? — улыбаясь, спросил мужчина. — Лежит, слушает… — сказала Катя. — А мы вот рассказать хотим, что ждем пополнения в семье! — Никита обнял жену. — Как здорово! — обрадовалась Катя. — Теть Нюр, ты слышала? Твой внучек все-таки решился стать папой! Еще немного постояв у могилки, они попрощались и поехали домой…